Калмыкия — это Россия!

sdfsdf

— Папа, а мы в Японии? – спросил проснувшийся шестилетний сын.

— Нет в Калмыкии.



— А Калмыкия – это Япония?

— Нет, Калмыкия – это Россия!

— А почему здесь тогда крыши, как в Японии?

— Потому что и калмыки, и японцы верят в Будду! – ответил я на ходу.

Через шесть часов езды по сравнительно блеклой, выгоревшей от прошлогоднего зноя степи, редкими остановками в типичных районных центрах с лужами и горами мусора, мы заехали в столицу Калмыкии. Величественные яркие дацаны с золотыми крышами на фоне одноэтажной застройки выделялись своим колоритом и убранством. Я не питал никаких иллюзий по отношению к поездке в Элисту, просто хотел поставить точку на карте, но увиденные из окна религиозные символы буддизма, воодушевили. На автовокзале, который был по совместительству и железнодорожным (правда, поезда ходят только товарные), мы купили билеты на маршрутку в Астрахань. Карты не принимают, так как нет терминала, но есть возможность перевода по номеру телефона. Вообще на вокзале многого нет, из того что должно быть, но чисто и спокойно, нет досмотров, — а это самое главное. Никто не измеряет температуру, не требует посветить багаж, не загоняет в рамки и в воздухе витает ощущение свободы. Хотя, может, во всем виновато солнце, так как вовсю пахнет весной. Вот уже и трава проклюнулась, и снега в городе почти не осталось. На привокзальной площади свора щенков повизгивает при виде нашей детворы, и они в ответ устремляются к ним.

— Папа, а много осталось до нашего отеля? – то и дело спрашивает старшая дочь.

— Тридцать семь минут неспешной ходьбы! – отвечаю я ей.

С первых шагов хождения по Элисте, ощущение, что я попал заграницу. Минимум рекламы, ухоженные тротуары, даже в частном секторе. На нашем пути повстречалась Ступа просветления и Золотая обитель Будды Шакьямуни, при виде последней, мы непроизвольно ахнули и полезли за телефонами и фотоаппаратами. Я видел роскошные дацаны в Бурятии и в Горном Алтае, но калмыцкий перещеголял своих собратьев и размером и роскошью.

В Элисте на двое суток был забронирован номер в гостевом доме «GH75», что на улице Бимбаева. Увы, с квартирами здесь не так все гладко, как в соседнем Волгограде и ассортимент довольно скуден. Наш хозяин, как и обещал, приехал через пять минут. Предложил на выбор три способа оплаты проживания. Затем провёл нам краткий инструктаж по бытовой технике и попутно ответил на мои вопросы, связанные с сайгаками и дацанами: «К животным надо ехать в заповедник, на дому их не держат…максимум верблюды…Многие из монахов заболели ковидом и поэтому молельные дома закрыты на две недели…». Оставив старшую дочь в номере, делать уроки, мы ушли на прогулку по вечернему городу.

Я читал, что здесь очень шумно, много выпивших, довольно небезопасно и местами нецивилизованно. Наверное, так когда-то и было, а может где-то так и есть. В сегодняшний вечер я сравнивал Элисту с Шанхаем и Бангкоком, с Токио и Пекином и мне показалось, что этот город довольно самобытный и не похож на раннее виденные. В тишине миникафе мы выпили вкусный эспрессо (40 руб.), а затем в продуктовом мне помогли зайти с детской коляской. Заметил, что некоторые приходят в магазин в халатах и в тапочках на босу ногу. Погода позволяет, на улице почти плюс десять. А затем мы увидели что-то ярко-красное светящееся в ночи и когда подошли поближе, оказалось, что это свет исходит от Пагоды Семь дней. Нам уже надо было повернуть домой, но впереди Золотые ворота, барабаны для вращения и статуя Будды. Сын загадал желание, но я сказал, что у Будды не просят материального и предложил хорошенько подумать.



Да и калмыцкий воздух. Кажется, что дышишь степью. Может быть, потому что промышленности здесь почти нет, да и машин немного. После Волгограда и Москвы здесь смело набираешь воздух в легкие. Вчера у двух малышей были приступы ночного кашля, а младшая дочь выдала температурную свечку, и мы уже думали возвращаться домой, но здесь, всё удивительным образом разрешилось. При чем за один вечер. Очарованные Элистой, мы возвращались в отель по утопающим в тумане улочкам, чтобы оценить за ужином местные продукты.

***

Утро решили начать с похода в Шахматный город. Эта достопримечательность, построенная Кирсаном Илюмжиновым в середине 90-х годов, является национальным республиканским символом, как и Будда, лотос, пагоды, и является уникальной для России. Говорят, что шахматы преподают в школах Калмыки. На окружной дороге заприметили юрты в степи, с пасущимися вокруг них барашками, пастухом и решили, что шахматы обождут и отправились к ним за речку Элистинку.

— Что это? – спросил я у пастуха – коренастого загоревшего калмыка, одетого в синие брюки галифе с красным кантом и каракулевую шапку с ярким алым помпоном, указывая на десяток юрт и открытый (без заборов) скотный двор.

— Здесь будет сад дерева Бодхи! – с гордостью ответил мужчина, — вы можете зайти, познакомиться, — продолжил он, угадав мой немой вопрос.

Мне эта площадка напомнила скорее разновидность контактного зоопарка. Орест, завидев двух павлинов, стал их гонять, на что я ответил, что здесь не Португалия и у птиц есть надежные защитники в виде калмыцких борзых, которые враз догонят его. Родион и Олесия растаяли при виде разномастных кроликов, котов и бегающих вокруг кур, петухов и гусей. Эта живность буквально обступила нас и сопровождала на территории городка. Вскоре подошел тот самый пастух и провел нам экскурсию, рассказывая о будущем культурно-религиозного центра, о калмыцком эпосе, о ламе, который сейчас выращивает росток дерева и о домашних животных. Я спросил, можно ли заглянуть в юрту, так как внутри нам не доводилось бывать, и получив разрешение, мы зашли, как выяснилось, в полевой хурул, где под красным поднаметом напротив входа восседал небольшой Будда в золотых одеяниях в окружении засохших букетов роз и подношений из сладостей, яблок, баночек с топленым маслом и монеток. По окружности деревянные лавочки, в центре печка-буржуйка со снятым дымоходом и вязанкой дров, на деревянном полу ковер, на стенах матерчатые иконы.

— Это вам пряники! — предложил пастух экскурсовод, — и взамен получил бурю детских оваций. Затем он достал из портмоне купюру в пятьсот рублей и засунул мелкому в рукав комбинезона.

— Папа, дядя подарил Роде деньги.

Обратите внимание: А вы готовы отдыхать в России? Россияне остались довольны отдыхом на курортах страны.

А мне? – запричитала младшая дочь.

— Это такая традиция. Деньги дарят только мальчикам и только самым маленьким. Не обижайся. У тебя вот пряники, да и Родя с тобой поделится.



Честно говоря, мы сами не ожидали подарка. Хорошо, что бывали в Гонконге, где в канун Нового Года местный Дед Мороз тоже дарил нам по десять долларов. Здесь ведь тоже скоро отмечают китайский Новый год.

Но на этом наш гид нас не оставил. Он показал нам, как летают павлины, шуганув их палкой с крыши. Потом отвел на детскую площадку на самодельные качели. Затем завел в хлев, вход в который был прикрыт кроватью-периной, к верблюжонку-годовасику. Верблюд по кличке Малышок, по его наблюдениям, «довольно ленив, так как не хочет ходить». Хозяин предложил покормить его сеном, а затем дал потрепать животину по морде, и даже по очереди присесть верхом.

— А он не плюнет? – в унисон спросила детвора.

— Верблюд плюется только, когда его дразнят, — с тоном знатока ответил я за пастуха и Малышок гортанным рыком это подтвердил.

Ну а затем пастух предложил оставить детскую коляску и подойти поближе, чтобы подержать за вожжи калмыцкую лошадку, пощипывающую неподалеку прошлогоднюю траву. Учитывая, что в холке она не более полутора метров, то дети были в восторге и охотно позировали с гнедой на фотокамеру. Уходить не хотелось. Нам здесь были искренне рады, и мы могли бы провести здесь много времени. Но башни шахматного города манили. Пастух сказал, что в это время года через поля можно проехать только на лошади, и нам пришлось выбираться на шоссе, а затем делать круг, чтобы дойти на нужной точки.

Хотя гулять здесь одно удовольствие. На небе ни облачка, на термометре плюс четырнадцать в тени, тротуары удобные и чистые. Довольно часто в самых необычных местах встречаются автоматы по продаже родниковой воды (литр за рубль двадцать). По пути зашли на перекус в калмыцкое кафе. Меню свидетельствовало о том, что калмыки любят жирное мясо, потроха и почти не используют сахар в пирожках и десертах. Мы заказали местный зеленый чай с молоком, солью и плавающим на поверхности жирком, а также борцоги (пышки). 12 февраля в республике отмечают праздник весны Цаган Сар и наш выбор наиболее соответствовал ему.

Город шахмат нас не впечатлил. Музей шахмат закрыт (со слов смотрителя, до апреля) и осыпается штукатурка и плитка. Открытый бассейн не нашли. На сувенирной лавке и юртах музея кочевой жизни висели амбарные замки. Мне показалось, что это всего лишь обособленный жилой поселок из двух-трехэтажных таунхаусов с довольно слабой инфраструктурой. Это когда в шаговой доступности есть ЗАГС и нет банального продуктового, имеется четырехвездочный отель с рестораном и теннисным кортом, но нет доступной кофейни и площадки для work-out.

Тем временем солнце припекало, и в Парке Победы мы решили побаловать себя саратовским пломбиром, так как с местным мороженым не заладилось. В парке, как нигде многолюдно и местная детвора буквально оккупировала все горки и площадки. У нас же в планах до захода солнца посетить продуктовый рынок, Золотую обитель Будды Шакьямуни, национальный музей, площадку под названием Этнохотон «Бумбин Орн», поужинать в кафе «Калмыцкая кухня №1» и уже в ночи прогуляться по проспекту Ленина, чтобы еще раз посмотреть на свечение пагод и ворот. В принципе, если не считать музея, который в связи с пандемией коронавируса, закрывается в шестнадцать часов, программу минимум мы осилили. На рынке купили домашний творог, сыр и вкуснейшую творожную ватрушку. В Золотой обители порадовались за её меценатов, которые помогли с постройкой красивого храма. На нас никто не шикал, лишь девочкам вежливо предложили повязать на бедра платок юбкой. Этнохотон не поняли. В кафе «Калмыцкая кухня №1» дети заказали картошку-фри с пиццей, и лишь я, да старшая дочь вкушали необычные мясные яства, запивая их из пиал жирным солёноватым чаем. Итог среды: самый яркий и теплый день за время нашей поездки, двадцать пять километров ходьбы, два обгоревших носика и пробитое колесо в детской коляске.

Уезжать из Элисты довольно грустно. Все же это довольно необычный для России город. Сюда еще не дошли ветра национализма и почти все надписи на вывесках представлены только на русском языке. Заметил здесь частую рекламу семечек «Крутой Окер», а также широкое использование в архитектуре калмыцких узоров.

Ну а у нас опять шестичасовое сафари по степи с редкими остановками в районных центрах. Для меня это первое знакомство со степью в таких масштабах. Не думал, что ею можно любоваться, да еще в это время года, когда представленные краски – это оттенки коричневого, желтого, серого. Хотя и живности здесь хватает. Овцеводство и разведение коров в почете, и мы то и дело встречаем стада животных в сопровождении колоритных пастухов на мопедах или верхом на лошадках.



Больше интересных статей здесь: Туризм.

Источник статьи: Калмыкия — это Россия!.



Закрыть ☒