Никель. Суровый индустриальный посёлок на краю света, из которого видно Норвегию

Даже далёкие от политической и военной истории люди могут перечислить хотя бы некоторые из территорий, которые СССР получил в ходе и по результатам Второй Мировой войны. Что Калининград - бывший Кёнигсберг и что Карелия с Выборгом до Финской войны была частью Финляндии, знают практически все. Однако мало кто знает, что от Финляндии по результатам той войны были отторгнуты и другие, менее населенные, но не менее важные территории. Для финской идентичности особо важным был (и, возможно, остаётся) выход к Северному Ледовитому океану - вроде Арарата для идентичности армянской или выхода к океану вообще для боливийской идентичности. И этот выход у Финляндии между двумя мировыми войнами был.

Область Петсамо, по-нашему Печенга, а вообще местность, именуемая неформально Русская Лапландия, с посёлками Петсамо, Лиинахамари, Луостари и Колосйоки, край суровый и малонаселённый, воспринимался межвоенной Финляндией как важная ресурсная база и - в отдалённой перспективе - будущий порт на незамерзающем и открытом океане. И, если со вторым Финляндия просто не успела, потеряв Петсамо по результатам Второй Мировой, то выражением первого стал посёлок Колосйоки, сегодня известный как ПГТ Никель.

Особый режим

Нынешняя Русская Лапландия - регион малонаселённый и туристически неразвитый. Он "нанизан" на одно-единственное шоссе, причудливо вьющееся по сопкам и примерно посередине упирающееся в КПП - Печенгский район ведь входит в пограничную территорию, странное и, в общем-то, неконституционное правовое пространство, где усилен контроль за прибывающими, но формально не нужен заранее оформленный пропуск, как в случае с погранзоной. Тем не менее, российская погранслужба явно считает этот район своей вотчиной, поскольку объективно без причины ссадила нас с подругой с попутки, найденной через BlaBlacar, и отняла драгоценные два часа светового дня, которых мы в итоге не досчитались в Заполярном.

История этого "задержания" спустя почти год вызывает у меня настолько сильное чувство испанского стыда, что описывать его в подробностях просто выше моих сил. Скажу лишь, что, пока мы ждали особистов, специально по нашу душу (!!!) выехавших из Заполярного, через КПП почти без вопросов проехала на автобусе гражданка США, ехавшая специально в Заполярный, только чтобы посмотреть местный ДК (!!!). У нас же была чётко определена логистика, убедительно разложенная по часам, однако грузин и татарка с московской пропиской, видимо, вызывают у погранслужбы больше подозрений. При этом сама охрана КПП вела себя максимально тактично, как и прибывшие на хорошем джипе особисты. Все традиционно ссылались на начальство, которое пропускать не велело. Собственно, этому начальству я и хотел бы передать пламенный привет и поблагодарить за охрану Печенгского района от какого-либо развития.

Хорошо хоть пофоткать разрешили (без шлагбаума, конечно)

В общем, дорогой турист, вы, конечно, езжайте в Никель, и в Заполярный тоже, и в Лиинахамари порыбачить, и в Луостари поставить свечку за здравие, но будьте готовы к русской рулетке примерно на полпути. То же можно адресовать и инвесторам - одним из главных аргументов против самого института погранзоны/погрантерритории были и остаются сложности с привлечением средств в сферы, вроде того же туризма. Впрочем, я отвлёкся.

Дорога Заполярный-Никель.

После условно утвердительного ответа от начальства особист благосклонно добросил нас до Заполярного, откуда мы заказали такси в сам Никель. Собственно, Никель - крайний населённый пункт Русской Лапландии, дальше - только микроскопический посёлок Сальмиярви и погранпереход на границе с Норвегией. Норвегия тут совсем близко, настолько, что её леса неплохо видны с сопки над самим посёлком. Правда, перспектива перекрывается суровой индустрией...

Вид сверху

Залежи медно-никелевых руд были открыты финской области Петсамо ещё в 1921-м году, а в середине 1930-х дочернее предприятие английской компании "The Mond Nickel Co" и канадской "International Nickel Company" приступило к строительству здесь комбината и посёлка при нём. За семь лет посёлок Колосйоки (по названию речки) обрел все базовые атрибуты небольшого рабочего городка - школа, спортзал, больница... Прямо во время войны, в 1942-м году, здесь был на полную мощность пущен плавильный цех, позволивший замкнуть цикл производства от добычи до выплавки и обогащения прямо на месте.

Завод крупным планом.

Стоит ли говорить, что для немецкой военной промышленности Колосйоки был стратегическим объектом. Летом же 1944-го года, когда Финляндия заключила с СССР сепаратный мир и объявила войну Германии, немецкие войска, уходя в Норвегию, взорвали сам завод и изрядно порушили посёлок. Однако не прошло и года, как на этой территории снова добывали никель. Правда, добывали уже не финны и не англичане с канадцами, а советы. Чудом сохранив область Петсамо по результатам Зимней войны 1939-40 годов, по результатам Второй Мировой Финляндия потеряла этот край, как представляется, навсегда.

Сегодняшний Никель - во многом территория рекордов. Сюда подходит самая северная в мире железнодорожная ветка, это - по сути, самый северный моногород России, а ещё недавно он был одним из самых загрязнённых мест в стране. Выбросы с комбината десятилетиями отравляли почву и водоёмы вокруг Никеля до состояния выжженной пустыни. Даже в середине зимы хорошо видно, как "лысеют" сопки по мере приближения к посёлку. Учитывая, что вся никелевая производственная цепочка от Заполярного и Никеля до Мончегорска принадлежит "корпорации зла добра", Норникелю, Никель вполне можно назвать "младшим братом" Норильска. Или можно было до декабря 2020-го, когда плавильный цех был окончательно закрыт. Что же, будет интересно узнать, насколько быстро природа восстановится.

Что же до самого Никеля, с холма он выглядит совсем не поселково, скорее напоминая небольшой промышленный городок. При своём населении в 11 тысяч человек Никель вытянулся вдоль озера Куэтсъярви (характерно саамское название) на 4,5 километра. Поскольку мы с вами в Заполярье, частного сектора тут не наблюдается - почти весь посёлок состоит из многоэтажного жилья, и даже квартал девятиэтажек (1989-90) сюда завезли. Смотрится всё это на фоне потрясающей северной природы, как минимум, контрастно.

Сопки на горизонте - уже Норвегия.

Впрочем, что-то мы засиделись на горе. Время спуститься в посёлок.

Наследие русское, наследие финское

Таксист высадил нас у новопостроенного храма преподобного Трифона Печенгского (1997), единственную в посёлке и находящуюся на пригорке, чуть в стороне от центральной площади. Про самого разбойника Митрофана, ставшего святым Трифоном, мы поговорим в следующем материале, посвящённом посёлку Луостари. А пока признаюсь на весь интернет: я обожаю современную северную церковную архитектуру.

После развала Союза религиозная архитектура именно в Мурманской области развивалась с сильным перекосом именно в деревянное зодчество. Это дань тому наследию региона, что не дожило до наших дней - бывшие центрами экономической и религиозной жизни региона Кольский и Трифоно-печенгский монастырь не пережили эпоху модерна. Так что в толстых брёвнах, открытых колокольнях и деревянных полах сокрыта преемственность по отношению к неочевидно богатой истории этого сурового края.

В самой церкви приятная, почти домашняя атмосфера, красиво рассеивается холодный свет заполярного солнца.

От церкви открывается ещё один эпичный ракурс на сам комбинат. Видна цифра "1946" на крайне правой трубе, восстановленной сразу после войны.

А, если повести телеобъективом немного правее, видны первые финские дома, наиболее близкие к комбинату, а также усайдингованная башня пожарной части №50, об истории которой я так и не сумел ничего раскопать.

А вот такие виды открываются с пригорка в сторону Норвегии.

Церковь Трифона Печенгского смотрит главным входом на короткую, длиной в квартал, Пионерскую улицу с двухэтажными сталинками (1949)...

...от дворов которых виден соседний квартал, резко с ними контрастирующий. Первая реакция - ну, наверное, опять типовые поселковые трёхэтажки. Нечего фоткать, пошли дальше. Ан нет. Это - буквально старый город Колойоски.

Сложно не отметить, что финские домики с точки зрения архитектуры довольно скромны и действительно напомнают скорее хрущёвки, чем то, чем застраивались города по ту сторону советско-финской границы в те же тридцатые. Соседний квартал по улице Победы возведён полностью в 1936-38 годах. Подойдём поближе.

Улица Победы, вид "вверх".

На двух домах на восточной стороне - качественные графити с разноуровневой патриотической направленностью. Вообще Никель оказался неожиданно богат на хорошее уличное искусство. Вот, например, любовь к родному краю:

К сожалению, цветущие долины вокруг Никеля появятся ещё нескоро...

А вот военная тематика, не лишённая региональной специфики. Борис Феоктистович Сафонов - самый результативный (25 побед, сбитых самолётов, скорее всего, больше) ас морской авиации периода Второй Мировой войны (и это при том, что погиб он в мае 1942-го года, когда в бою отказал мотор его истребителя), блестящий тактик, разработавший уйму приёмов атаки, которые потом были закреплены в уставах.

Обратите внимание: Домашний ароматизатор (жидкая мята) для рыбалки, на запах которого весь карась приходит.

Служил Сафонов на Северном флоте, защищал небо Заполярья и северные конвои. Уже после войны в его честь был назван посёлок (конечно, военный, и, конечно, закрытый) невдалеке от Мурманска.

Возвращаясь к архитектуре "старого города" Колосйоки, спорно называть эти домики чисто "финскими", учитывая, что строила их канадская компания. Тем не менее, не отпускает чувство разительного контраста между почти лишенным излишеств финским рабочим городком и прекрасной функционалистской архитектурой того же Выборга.

Иномарки добавляют аутентичнтости.

А вот так эти домики выглядели в 1942-м. Обратите внимание на обилие людей в военной форме и регулярное (более-менее) озеленение.

Чуть подальше от центра всё ещё в наличии деревянные двухэтажные дома также финской постройки.

Таких домов в округе чуть больше десятка...

И у меня есть подозрение, что как минимум часть из них уже не жилая и даже бизнесом не используется. Сугробы выше крыльца как бы намекают.

Что же, время отправиться смотреть более молодые слои архитектурного наследия Никеля.

Сердце Никеля.

Логично, что в период промышленного концессионного освоения Колосйоки западному бизнесу было не до формирования цельных городских ансамблей и помпезной архитекутры, тем более, в условиях Заполярья. Центральная площадь Никеля почти полностью сформирована позднесталинской застройкой. Самое красивое здание посёлка именно здесь - угловая сталинка с башенкой (1952).

На противоположной стороне площади - двухэтажная административная сталинка с массивными колоннами (1949?).

С востока - крупный четырёхэтажный жилой дом (1956) с двумя выраженными крыльями, скорее всего, построенный для заводского начальства. Справка путешественнику: на первом этаже - местный бутлег "Burger Kinga" - "Три соуса". Вкусно, быстро и недорого.

Здесь же - стела победы (1943?, либо же 1964), которой приписывается интересная история. Вроде бы изначально эту стелу установили немцы в Печенге, разумеется, в честь себя любимых. И, мол, уже после войны обелиск перенесли в самый центр Никеля, "переосвятив" в честь советской армии.

Однако, скорее всего, нынешняя стела уже поновее и посвящена, к тому же, 20-летию освобождения Никеля. От площади, пожалуй, отправимся на восток посёлка.

Перспектива Красногвардейского завораживает.

Главная ось посёлка - это Красногвардейский проспект, переходящий за пределами посёлка в серпантин, с которого были сняты кадры выше, с панорамой посёлка и Норвегией. Здесь также в наличии послевоенные сталинки - как масштабные и хорошо подреставрированные...

...так и обшарпанные, "всесоюзных" серий. Но без балконов, что характерно.

Отдельные дома интересны деталями, например, лепниной с (карликовыми?) ёлочками. Чтобы никто не забывал, где находится.

КАтАДВО

Также фасадом на проспект выходит первая поселковая школа (1948) в интересном сталинском здании с элементами фахверка. Мне даже подумалось, что здание финское, уж очень оно непривычно смотрится за счёт формы и декора.

Чуть подальше - ещё один воинский мемориал (1969), после чего сталинская часть посёлка заканчивается и начинаются панельки, суровые и обшарпанные.

Даже арки на месте - чем не Норильск?

Да и обшарпанность похожая.

На этом месте стоит мысленно вернуться на северо-запад посёлка и заценить именно хрущёвский архитектурный слой Никеля.

Никель советский

С кварталов вдоль Гвардейского проспекта спускаемся ко "второму центру" посёлка, сформированному преимущественно в хрущёвскую эпоху. По дороге - тройка домов странноватого вида, явно вобравших в себя черты сталинок и финских домиков. В реестрах датой постройки значится 1945-й год, так что, возможно, это - лишь перестроенные до неузнаваемости финские домики для заводского начальства.

Непривычно видеть таунхаусы на две семьи в Заполярье, не так ли?

Дальше Никель приобретает привычный для городков Мурманской области вид - несколько кварталов пятиэтажек без балконов, лысые дворы, советские артефакты в виде старых вывесок.

Красивое...

Здесь же - прикольно расписанная детская библиотека (1950) в двухэтажке.

А невдалеке, не то в 10-м, не то в 12-м доме по улице Победы, неожиданный в этом нетуристическом краю сувенирный магазин, где нам в плюс к блокноту и карандашам подарили аляповатый, но весёлый постер на тему "Русского севера", ещё раз подтвердив моё глубокое убеждение, что мы, представители Средней полосы и, тем более, столиц, просто недостойны северян со всеми их качествами, вроде взаимовыручки и гостеприимства.

В двух кварталах от сталинского центра Никеля лежит его центр хрущёвский. Здесь же - крупнейшее массовое здание посёлка, суровый Дворец культуры "Восход" (1964), который, возможно, был бы совершенно непримечательным, если бы не потрясные кованые барельефы на фронтоне.

С востока ансамбль площади дополняется зданием школы №3 (1960) с идеологической диверсией на весь фасад. Ну, вы поняли. Радуга, ыыы, смешно.

Ещё два графити ненамного меньшего масштаба находятся на торцах выходящих на площадь пятиэтажек. В трескучий 30-градусный мороз совершенно летние тёплые сюжеты смотрятся как минимум контрастно.

Площадь у "Восхода" также выделяется малыми архитектурными формами. Начиная с извечного памятника В.И. Ленину (1977)...

Мужик в пиджаке" на суровой мурманской погоде превратился в "Мужика в полушубке".

И заканчивая разным новогодним украшательством (хотя на дворе уже почти 23 февраля на момент съёмки).

Чтобы вы не забывали, откуда есть главный владелец саней и оленей.

Также не обошлось без композиции в амстердамском стиле "I ♥ Nickel". Грех не сфоткаться.

На момент съёмки админ решил, что улыбаться будет не к месту - слишком оно, это место, суровое.

Районный музей и заключение

Обязательный пункт при посещении Никеля - краеведческий музей Печенгского района, центром которого посёлок формально является. Не только потому, что я косплею здесь туристический путеводитель, но и потому, что он действительно неплох. Нам, к сожалению, пришлось галопом проскакивать его минут за 15-20, но я бы советовал не спешить и заценить всё в полной мере.

Помимо более-менее стандартной экспозиции на военную тематику...

Здесь также в наличии нечто более специфическое, например, люлька от канатной дороги, по которой осуществлялась переброска немецких пехотных соединений (!!!) на ряде боевых участков на Кольском полуострове. Построить эрзац-канатную дорогу было в короткой перспективе дешевле, чем полноценную автодорогу, что было сделано уже после войны.

Раскрывается здесь и другая тема - Кольской сверхглубококй скважины, пробитой в этих местах в 1970-1991 годах. Думаю, про страшилки о "записи из ада" и прочую желтушную ахинею про этот объект так или иначе слышали все. Факт в том, что Кольская Сверхглубокая - уникальный и очень дорогой проект, в то же время бесценный для науки. "Пробивали" скважину ближе к городу Заполярный, о котором мы будем говорить в следующий раз, продвинуться сумели на 12.262 метра, и это - всё ещё не побитый мировой рекорды глубины. На саму скважину, насколько я понимаю, добраться можно при наличии автомобиля с хорошей подвеской, однако кроме заброшенных строений вокруг там ничего не сохранилось, а сама скважина уже давно законсервирована. То немногочисленное, что от неё осталось во внешнем мире, представлено в музее Печенгского района - образцы пород (керна) с разных глубин, использованные части буров, а также информационный стенд с хронологией бурения.

Есть и инфостенды с историей посёлка непосредственно. Как видите, оформлено всё довольно современно. Есть и фрагменты с историей соседнего Заполярного. Как мы потом узнаем, Никель с Заполярным дополняют друг друга в единой производственной цепочке.

Пустили нас посмотреть и художественную школку. По отдельным произведениям местных ребят видно - Никель в тренде!

"Малыш Йода" (Грогу) из сериала "Мандалорец". Фанат "Звёздных войн" одобряет.

Да и живопись здесь хорошая - лучше, чем во многих краеведческих музеях.

И натюрморт хороший, и заяц в тему.

Собственно, музей стал нашей последней точкой в Никеле. В шестом часу вечера посёлок уже начинал окрашиваться в рыжеватые оттенки - начинался длинный северный закат. Минуя заснеженные дворы с занесёнными машинами, так сильно запомнившиеся по Русской Лапландии, мы вырулили к автостанции, по факту оказавшейся просто остановкой, где сели на машрутку до Заполярного.

Я решил начать знакомить вас с русским Заполярьем именно с Никеля, так как он во многом представляет собой квинтессенцию всего региона. Фрагментированный цивилизационно и когда-то представлялвший собой памятник победы человеком над природой, сегодня, потеряв половину населения и почти утратив градообразующую промышленность, Никель отчаянно ищет себя в новой реальности.

Ищет, да не находит. Стать точкой трансграничного взаимодействия у Никеля не получилось и, вероятно, не получится и впредь - контакты с миром по ту сторону озёр оборваны всерьёз и надолго. Вместо того, чтобы быть важной транзитной точкой, Никель стал тупиком и явно стагнирует. Откровенного заброса и тлена тут не видно - обычно в таких городках четко видны заброшенные кварталы с пустующими окнами, заколоченные подъезды... Никель относительно живой, но какой-то застывший, потерянный, без явной перспективы развития и роста.

Подъезд в центре Никеля.

Вместе с тем, для туриста, по сравнению с другими городами области на побережье, агломерация Никель-Печенга-Заполярный выглядит относительно доступным направлением (главное, чтобы погранслужбе снова не ударила известная жидкость в голову). Здесь потрясные виды, нетипичная для России функционалистская архитектура, индустриальная эстетика (всё-таки до настоящего Норильска добраться сложнее), да и классное ощущение нахождения на краю света никто не отменял. Для туриста оно придётся как нельзя кстати. А вот как с ним жить, я, честно, представляю слабо...

Никель подзанесло.

В следующих материалах мы поговорим о типовом градостроительстве на Русском Севере, а также посмотрим на то, как восстанавливается в XXI веке самый северный православный монастырь в мире. Продолжение следует...

#Север #Никель #Заполярье #Мурманская область #Туризм по россии

А как вам центр Российской Лапландии? Делитесь своим мнением в комментариях. Ещё больше интересностей и неоднозначностей Постсоветского пространства в разделе "Размагниченные и влажные билеты".

Больше интересных статей здесь: Туризм.

Источник статьи: Никель. Суровый индустриальный посёлок на краю света, из которого видно Норвегию.

Написать комментарий