Необычные памятники Томска

И ВИДИТ ОН В СОЧИНИТЕЛЕ СВОЕ И ТОМСКОЕ ОТРАЖЕНИЯ

Памятником Леонтия Усова Чехову «глазами пьяного мужика…» ТИЦ открыл рубрику «Необычные памятники Томска».



Необычные памятники создают необычные художники…

ТИЦ в гостях у автора.

Мы намеренно не перечисляем всю энциклопедическую информацию о нашем герое, всю информацию можно найти в бескрайних просторах Википедии. Нам захотелось вдохнуть атмосферу мастерской, где все необычное творится… Как идея зарождается, как складываются звезды, и как памятник становится памятником. От замысла к воплощению и до момента встречи с городом и горожанами. Как он становится сначала необычным, затем популярным, потом любимым и … вот он - уже визитная карточка города!

Мы намеренно не редактируем истории, рассказанные Леонтием Андреевичем и его друзьями, потому что хотим, чтобы Вы вместе с нами ощутили тот задор, одержимость, жажду творчества, искрометный юмор и исключительную легкость бытия (вернее, отношения к этому бытию!) художников…

Леонтий УСОВ, скульптор. Это было в конце 90-х. Мы часто собирались редколлегией в моей мастерской на улице Горького в усадьбе Карим-бая, работая над выпусками альманахов «Сибирская Старина». Тогда я впервые услышал от краеведов, что мой любимый Антон Павлович Чехов бывал в Томске проездом на Сахалин. Представляете, до 90-х чеховское пребывание в Томске было покрыто мраком неизвестности? Что, однако, не мешало вести множество разговоров по этому поводу. Мол, Чехов здесь бывал, притом о городе очень плохо сказал. А обиделись томичи тогда главным образом на то, что, мол, в их городе красивых женщин нет, и они, женщины, со слов чеховского старожила, "жесткие на ощупь". Разобиделись томичи не на городскую грязь, нет, а на то, что когда они много пьют, то якобы не пьянеют. Вот такое томичей, а больше всего тогдашних журналистов, как, впрочем, и журналистов спустя сотню лет, зацепило.

Виктор НИЛОВ, литератор. Что Чехов уж "очень плохо" о Томске сказал, - это, по большому счету, миф. Дело в том, что добиваясь в газете потребной желтизны, журналисты «Сибирского вестника» в 1890-м положили начало этому мифу. Реагируя на миф, как я думаю, Леонтий - при его больших любви и уважении к Чехове - вообразил: пьяный мужик, а может, журналист, лежит в канаве и зрит в саркастическом сочинителе свое и томское отражения. Отсюда и название - "Антон Павлович в Томске глазами пьяного мужика, лежащего в канаве и не читавшего «Каштанки». Заметьте, Леонтий назвал скульптуру не Чеховым, а Антоном Павловичем в Томске.

Леонтий УСОВ. Как-то в четверг после редколлегии "Старины" мы засиделись, и все говорили о Чехове. И мне подумалось: если Чехов видит город пьяным, то какими же глазами пьяный город видит самого Чехова, и я сказал: "Эврика!"... В то время в мастерской постоянно бывал редактор "Сибирской Старины" Виктор Нилов, которому в судьбе памятника была уготована знатная роль. Он считал - мою чеховскую скульптуру из кедра хорошо бы перевести в металл. Вместе с друзьями Нилов убедил меня в этом, говоря о приближении 400-летия Томска.

Олег КИСЛИЦКИЙ, скульптор. Мы к 400-летию города делали программу монументального благоустройства Томска. Звоню Леонтию: «Давай сделаем твоего "Чехова" памятником». Леонтий говорит: "Надо подумать три дня". Три дня он думал и сказал:"Давай!"

Леонтий УСОВ. Ну и раз Виктор Захарович был в начале этого "чеховского" дела, то он "Чеховым" мне и позировал. Поначалу почти что в балетной позиции номер один, расставив ступни своих чемпионских ног. Сколь нужно было, позицию держал, а как похолодало, то все выстоял и вынес ради искусства!

Виктор НИЛОВ. Леонтий знал, что я - чемпион области по бегу. Вот он и говорит мне, подначивая: «Если ты чемпион, то встань на табуретку – мне нужны красивые босые ноги».

Обратите внимание: Пустующая без туристов Абхазия. Заброшенные памятники архитектуры доживают свой век на берегу моря.



Ну я и встал: раз нужны красивые, жалко что ли? Позировал, не представляя себя моделью. Надобны Леонтию мои ноги, пусть так и будет. Он меня словом "чемпион" купил и сделал "Чехову" чемпионские "клешни", потому как мужик смотрит на сочинителя снизу... Когда я стоял, Леонтий ваял и чаем поил, и мы говорили об очередном номере "Сибирской Старины", а также о быстротекущей жизни. Леонтий нашел (или решил, назначил, не знаю, как точнее), что я на Антона Павловича похож, и какие-то черты лица у меня для скульптуры позаимствовал. Пенсне у нас не было - Усов и пенсне с моих очков "рисовал". Меж тем по жизни мы с Антоном Павловичем, я считаю, красивее, Чехов особенно. Так нежданно-негаданно я стал моделью.

Леонтий УСОВ: Как-то я пригласил в мастерскую мэра, Александра Сергеевича, дабы он посмотрел на "Антона Павловича". Мэр заходит, "Чехов" в глине стоит, мэр смотрит… Ну думаю: пропало дело - мэр молчит и молчит… И тогда я говорю: «Александр Сергеевич, давайте сделаем так – вы не видели и не знаете, что такой памятник делается…» А он говорит: «Ну уж нетушки, теперь мы будем за него бороться». И когда на отливку памятника не хватило денег (собирали мы да спонсоры Акатаев и Бурковский, владелец "Славянского Базара"), я пошел к мэру, и он помог.

Олег КИСЛИЦКИЙ. Мне было интересно понять, как памятники вообще делаются. Мы же их раньше не делали, этот у нас, в Гильдии томских художников, был первый. Я пошел по кабинетам и необходимые документы оформил. На худсовете в мэрии Виктор Захарович так здорово выступил, что мы от недоброжелателей отбились... Пришло время устанавливать памятник на набережной. Леонтий говорит – не вот здесь, а вот тут надо ставить! Вот он, Антон Павлович, стоит и смотрит через дорогу на вход в «Славянский Базар»: зайти - не зайти, выпить - не выпить, иль на Бочановку с полицмейстером Аршауловым поехать? Нет, решил Чехов, сначала выпьем, а потом поедем!... Место нашли, и вдруг выясняется, что земля на набережной не городская уже, а областная. И всё же мэр дал отмашку – ставьте памятник!.. И не убрали же, почти 17 лет стоит!

Виктор НИЛОВ. Если скульптура стоит 16 лет, то она крепко вписалась в историю города, и не зря народ зовёт её памятником. И не случайно "Антон Павлович..." занял призовое место на Всероссийском конкурсе "забавных" памятников. Скульптуру высоко оценили посетившие усовскую мастерскую Евтушенко, Дуров, Ширвиндт, знаменитые барды и масса людей, понимающих толк в искусстве. Не все, правда, томичи признают такого "Чехова" до сих пор, но пусть это будет их дело. А Леонтий, меж тем, стал заслуженным художником России и почетным академиком Российской академии художеств. И дело ведь не только в том, что он трудоголик, и что не только по четным... Резюмируя, вместе с моим приятелем, мудрым профессором, я скажу в рифму: "Спасибо Леонтию Усову / За чеховский этот взгляд, / Который направлен пророчески / Поверх эпох и наград!"

Олег КИСЛИЦКИЙ. Усовский "Чехов" был одним из первых "прикольных" памятников в России, до него только "Чижик-пыжик" в Питере на Фонтанке имелся. Я считаю, усовский "Чехов" стал для Томска тем же, что и работы импрессионистов для всего мира.

От ИНТЕРВЬЮЕРА. После усовского "Чехова" целая галерея "прикольных" памятников появилась. Но это уже другая история.

Больше интересных статей здесь: Туризм.

Источник статьи: Необычные памятники Томска.



Закрыть ☒