Стал марофонцем случайно

Стал марофонцем случайно

Андрей Чирков большую часть жизни презирал спорт. Человеку следует развивать ум, а не тело — это клише было популярно среди советской интеллигенции, как будто одно мешает другому и нужно выбирать. Марафонцем Андрей стал случайно, за компанию, в 1991 году, когда ему было 52 года. С тех пор не останавливается: 180 марафонов на всех континентах, в том числе на Северном полюсе, в Антарктике, на Килиманджаро.

Но путешествия в разные концы света — это не самое интересное, что произошло с Андреем благодаря бегу.

Это был 1991 год. Мы отмечали завершение проекта на работе, выпивали, и вдруг английский ведущий инженер сказал, что он марафонец. В приличной компании - и вдруг марафонец какой-то. Я, говорит, бегал и в Англии, и в Афинах, много где, хочу пробежать и в Москве. Не знаю, что меня дернуло, но я говорю: «И я с тобой. Ты же русского языка не знаешь, тебе нужна будет помощь». Все посмеялись, а утром я встал и думаю: обещал, нужно отвечать. И отправился на первую пробежку, с больной после вчерашнего головой. У меня было сто дней до старта.



И как вы пробежали свой первый Московский марафон?

Даже уложился в четыре часа, 3:59 прямо. Чуть не умер, правда. Это был последний масштабный марафон в советском духе, больше 10 тысяч человек. Потом они становились все меньше и меньше, одно время бегали всего 700 человек. А сейчас снова пошла мода!

После этого где вы еще бегали?

После Московского - в Королеве, потом снова в Москве, а дальше мы с этим британским коллегой бежали в Лононе. И после него я решил, что надо пробежать классический - от Марафона до Афин.

Как часто вы тогда бегали?

На пике формы между 60 и 70 годами я бегал 12-15 марафонов в год.

Чаще, чем раз в месяц?

По-разному, где-то пропускал два месяца, а в какой-то месяц и три пробегал. Сейчас ребята бегают но сто марафонов в год. Витя Гордюшенко недавно отмечал тысячный марафон, он больше ста в год бегает.



А колени, они ведь не железные?

Нужно правильно выбрать кроссовки и прислушиваться к своему организму, тогда все будет нормально.

Самый экзотический марафон?

Самый необычный и самый тяжелый - это на Северном полюсе в Арктике. Мне хотелось пробежать на всех континентах, в том числе в Антарктике. Потом думаю: если на Антарктиде бегал, нужно и на Северном полюсе, хотя там и континента никакого нет. И как раз в 2003 году организовывали первый марафон на Северном полюсе. Одиннадцать человек со всего мира. Я оказался еще старейшим жителем планеты, который пробежал там. Потом я подумал: вроде как полюсы есть, а экватор?..

Так, стойте, давайте по порядку. Антарктика была первой?

Вообще первый из сложных и экзотических был Конжак, это Северный Урал, примерно 550 километров от Екатеринбурга. Там кроме того, что надо пробежать 42 километра, набор высоты 2600 метров на ледяную вершину, и потом вниз, причем по качающимся камням. Там опытные люди даже надевают строительные перчатки и где-то ползком ползут. Там еще был страшный ливень, тропа превратилась в глубокий ручей. Сколько кроссовок оставили люди, страшно сказать.

А ноги там никто не оставил?

И ноги ломали. Там тысячи две бегунов было, и один человек погиб. Не сорвался, сердце. Понимаете, если бы это было не на Конжаке, а где-нибудь в Москве или в Питере, приехала бы скорая, дефибриллятор, его бы спасли. А тут даже вертолету сесть негде. В общем, не успели его спасти.



Как организаторы не предусмотрели это?

Ничего не сделаешь, небольшой риск есть всегда, и каждый, кто идет на марафон, знает о нем. Но в автомобильных катастрофах больше гибнет. А если так смотреть, чаще всего люди умирают в своей кровати, это самое опасное место на земле.

Расскажите про Антарктиду.

Это организовали американцы в 2002 году. Но плыли мы туда на российском научном полуледоколе «Академик Иоффе». Русская команда и капитан, повара - австралийцы, американцы - организаторы, и они все ученые -орнитологи, специалисты по морским млекопитающим, так что каждый день на корабле читали лекции, очень интересно!

Много участников?

Сто человек примерно, со всего мира, но из СНГ я был один. Всего 12 человек старшего возраста.

И вот марафон...

Когда мы приплыли, погода испортилась, а там это очень серьезно: корабль не подойдет, на шлюпках, если ветер больше 17 метров в секунду, нельзя. Нас собрали, говорят: возможно, придется на корабле бежать, кругами по палубе. Я говорю: «Вы что, тогда уж лучше вообще не бежать, а одеялом укрыться и воображать, что ты бежишь, хоть на Антарктиде, хоть где». В пять утра мы встали, ближе к восьми ветер чуть-чуть утих, и стали отправлять шлюпки. Половину отправили - и ветер опять усилился!



И как же?

Они как-то развернули судно и решили отправлять остальных. Мы оказались на научной базе, вокруг нее нужно было пробежать два круга. Мороз небольшой, минус два, но сильный ветер, метель, а главное - каждый круг надо забегать на шестисотметровый ледник. В общем, здесь я бегал 42 километра за 3:20, а там это заняло 5 часов 19 минут. Я пробежал, думаю: какой ужас. Но на следующий день, когда вывесили все это, я смотрю - я из двенадцати старших первый, причем второй от меня отстал на 45 минут!

И на следующим год, вдохновленный успехом, вы отправились на Северный полюс.

В Антарктике подружился с австрийцем, с которым мы жили в одной палатке. Там романтика была: кругом обвалы, лавины, а мы живем в палатке неподалеку. И вот мой сосед рассказал мне позже, что собирается первый марафон на Северном полюсе. А я так удачно в это время вступал в наследство - в Питере часть квартиры родственницы. Вот я продал свою долю, и этих денег как раз хватило на дорогу в Арктику.

Мы оказались на научной базе, вокруг нее нужно было пробежать два круга. Мороз небольшой, минус два, но сильный ветер, метель, а главное — каждый круг надо забегать на шестисотметровый ледник.

Я пробежал, думаю: какой ужас

Сколько это стоило?

Около двенадцати тысяч долларов.



Это Арктика. А Антарктида?

Антарктида примерно вдвое дешевле. Там мы бежали просто по берегу, а здесь нас доставили точно к полюсу. Пять перелетов в один конец, пять перелетов в другой, через Норвегию, Шпицберген и так далее. Там еще посадочная льдина для самолетов треснула, пришлось дополнительно заказывать вертолет. В итоге мы заночевали на нашей же полярной базе Барнео, это от полюса километров 80, а оттуда это еще один перелет к нулевой точке. Всего нас было одиннадцать человек, на старте все поставили свои флаги: русский, южноафриканец, англичанин, ирландец, двое австрийцев и пять американцев. Вот эти флаги поставили.

И какая была погода в этот раз?

Это было 17 апреля, это самое время там бегать, потому что, во-первых, рассвело, во-вторых, потеплее, но если до июля ждать, то там уже бегать...

Мокро. А тут сухой снег был?

Да. Там мягкий снег, но с настом, и вот по насту бежишь, йотом провалишься.

В чем вы бежали?

На экипировку мне не хватило денег, и бежал я в обычных кроссовках. А там было минус 30 градусов и стопроцентная влажность.

И вы в кроссовках сеточкой?

Да. Но я, правда, нашел какой-то поролон и лентой прикрепил к кроссовкам. Хотя на бегу все отвалилось... Но ноги не мерзли, мерзли руки даже в пяти перчатках. Мы бегали вокруг полюса кругами по километру, 42 круга и еще 195 метров. И каждый круг мы убегали в завтра и возвращались в сегодня. Все же меридианы - вот они! Мало того, мы бежали, а и под нами-то 3,5 километра глубина океана, и только 3,5 метра - лед, то есть мы бежали по воде. К тому же мы бежим, а лед-то дрейфует, полюс уходит. Это удивительное ощущение.

А полюс вы как-то чувствуете?

Нет, конечно, но воображаем, в голове-то есть. И интересно!

И за сколько вы пробежали?

7 часов 10 минут, прибежал девятым.

Хорошо, расскажите про Килиманджаро.

Высота там не очень большая: гора около шести километров, но мы бежали на уровне где-то 1800 метров. Там шоссе, ровная дорога и всего 350 человек. Опять я там самый старый был.

Жарко было?

30 градусов, даже на высоте поменьше немножко. Я бегал в Омске на жаре 37 градусов, да еще саранча прилетела -и мы бежали и давили эту саранчу с хрустом. Так что в Омске было гораздо тяжелее, чем в Танзании.

Помимо тренировок, как нужно готовиться к марафонам?

Правильные кроссовки, которые нужно подбирать с тренером. И минимум на полразмера больше, чтобы не сбить ноги, ведь они отекают во время бега. Правильная одежда, потому что даже хлопок может натирать. Иногда у бегунов соски в кровь стираются к финишу и внутренняя сторона бедер.

Как на вас повлиял бег?

Когда я начал, у меня уже было пять грыж в позвоночнике и остеохондроз. Для сердца бег - это замечательно, но для позвоночника, конечно, это не полезно точно. Я стал бегать с этими грыжами, но после каждой тренировки я минуту висел на турнике. Так я в пенсионном возрасте вырос на сантиметр, но главное - межпозвоночные диски как-то распрямились.

А грыжи?

И грыжи куда-то делись. Говорят, что бег лечит все, только зубы сами не пломбируются. Надо просто понимать, как это делать правильно. Я и колено забил по глупости: хотел пробежать марафон по Великой Китайской стене и решил готовиться к нему, идиот, на лестнице на Воробьевых горах, с сильно удлиненными ступеньками. Я бегал по четыре тысячи ступенек каждый день, опускаясь на прямую ногу. Потом я узнал, что даже скаковые лошади у нас соревнуются лет пять, а в Германии двадцать. Потому что там их через день тренируют, а у нас каждый день. В общем, я раздолбал себе хрящ так, что пришлось менять сустав. Но через полгода после операции я снова начал бегать и делаю это до сих пор.

Андрей, объясните мне, пожалуйста. Вы никогда не интересовались спортом, а после первого марафона за компанию вы больше не останавливались. Почему?

Когда человек пробегает первый марафон, ему кажется, что он может все, и вот надо этот момент не пропустить, потому что все не все, а ты на самом деле очень многое можешь, чего в обычном состоянии ты не можешь.

Например?

Например, что угодно. Я всегда был очень нерешительный. Я так долго писал диссертацию, что к защите фактически написал две в одной. Я стеснялся делать карьеру, даже когда меня пытался продвигать директор или мой собственный начальник. Но увлечение бегом совпало с началом 1990-х и гайдаровскими реформами, жуткое дело, и тогда на работу брали специалистов до 30 лет, а мне было уже под 55, смешно. И вот в одном месте ребята меня записали как альтернативу какому-то молодому кандидату, а фирма иностранная, на собеседовании мне сказали: «Давай мы тебе дадим три месяца испытательного срока, посмотрим, что получится». И первые три месяца я фактически провалил, это было совсем новое, незнакомое дело. Тем не менее они мне дали еще немного времени. И это совпало с тем первым марафоном. И тут у меня начали получаться проекты, после марафона, и я с ними еще 20 лет отработал.

Почему?

Потому что я другой человек стал.



Закрыть ☒