Племянника в армию забрали, а у него невеста узнала, что беременна. Забрали её к себе жить

    Проводили племянника в армию, а у него невеста оказалась беременна.

    Родителям девушки дела до неё нет, сестра только хмыкнула — не её проблемы, сказала.



    Тане девятнадцать лет, она работает. Комнату себе сняла: мать с отцом требовали от ребёнка избавиться, а если не послушает — пусть идёт на все четыре стороны. Образования там одиннадцать классов, на бюджет не поступила, платно — денег нет.

    Племянника в армию забрали, а у него невеста узнала, что беременна. Забрали её к себе жить

    Зарплата у неё маленькая. И родит раньше, чем Пашка вернётся. На что жить должна?

    Паша мне как родной: сестра его одна воспитывала, всё по командировкам, в разъездах. Рос парень, можно сказать, у меня. Мой сын старше на шесть лет, ребята дружны.

    Думала-думала — ну не могу про девочку забыть. Сама недавно бабушкой стала. Испереживаюсь вся. Своих собрала, спросила, не против ли они будут, если Таню к нам забрать.

    — Поможем! — кивнул сын.

    — И приданое есть, я отдам, не жалко, — согласилась его жена.



    Таня отговаривалась — всё сама, сама... А потом аж заплакала и согласилась. Не глупая, понимает, что на её зарплату не прожить с малышом в съёмной комнате.

    Детскую хотели делать, но внук ещё маленький, с мамой и папой живёт. Годик подождёт, ничего страшного. А там Пашка вернётся, Таню заберёт, мы ремонт сделаем, детскую. Сын добрый, сноха — тоже. У меня зарплата неплохая. Голодной девчонку не оставим.

    Забрали к себе. Живёт, как тень по углам ходит, стесняется. Ужинать еле заманишь. Скромная.

    Сестра узнала, что Таня с нами жить будет, рукой махнула. Сказала, что заняться мне нечем. Такая она, озлобленная немного. Хотя сама в похожей ситуации была. Только забыла уже.

    Паша с Таней созваниваются, пожениться планируют. Племянник обещает не забыть о том, что мы Таню не бросили, но мы не ради этого, а чисто по-человечески. Тем более, работает девочка, ведёт себя прилично. Там помощи-то будет — всего несколько месяцев после родов. Паша, вон, о карьере военнослужащего задумался, узнаёт всё, спрашивает. Намерен семью обеспечивать.

    На работе сказали, что самодурством занимаюсь: пророчат, что вернётся Пашка, сядет к нам на шею, сами не рады будем. Близкая коллега высказалась, что родного внука ради непонятно кого ущемляю. Подруги в один голос учат, чтобы только прописывать не вздумала. Сватья недовольная ходит: мол, Пашке головой надо было думать, а он, бессовестный, в армию сбежал, будто его спрашивали. Никого не волнует, как беременная девушка одна бы выживала. Озлобились люди.

    Разные в жизни обстоятельства бывают. Видно по Тане, что порядочная. Пашу с рождения знаю, не лодырь он. Всё у них хорошо будет. Надо только помочь чуть-чуть. Всем нам помогали. Не бывало так, чтобы человеку ни разу в жизни никто не помог. А сейчас... Скоро нормой будет — глазки и ушки ручками закрыть: никого не вижу, ничего не слышу, ни до кого дела нет. Нельзя так.







    © 2009 Энциклопедия Географа