У всех знакомых дети ездят в гости к бабушке, а мои — к бабушкам. Тётя Юля и мама живут вместе, в одной квартире, вторую сдают. Они делают одинаковые стрижки, любят пальто и шляпки, не вылезают из музеев и театров, ходят на литературные вечера в библиотеки и на выставки. Они обожают готовить и экспериментировать на кухне. Миллион раз предлагала им завести свой блог, но они скромничают, отказываются.

***

Мы с с мужем знакомы с первого класса, это если не считать времён детского сада, о которых у нас сохранились весьма смутные воспоминания. А вот наши родители познакомились задолго до нашего рождения.



Бабушки

Я точно не знаю, когда именно влюбилась в Никиту: когда он дёрнул меня за косичку или когда накостылял мальчику, посмевшему сделать то же самое? Правда, Никите понадобилось больше времени, чтобы понять, что именно я — его судьба.

Помню, как в пятнадцать лет рыдала на плече у тёти Юли: в тот вечер я сбежала со школьной дискотеки, когда Никита пригласил на медленный танец Ирку Ку***ву, первую красавицу школы.

— Не переживай, всё у вас сложится, — гладила меня по голове тётя Юля. — Никита, как и любой другой мальчишка, не видит дальше собственного носа. Вы постоянно вместе: сидите за одной партой, уроки делаете, гуляете. Ты для него "свой парень", понимаешь? А хочешь, я тебе помогу?

Я кивнула, размазывая по лицу слёзы.

Было трудно. В пятнадцать я играла в футбол, лазила по чужим садам, не признавала туфли и юбки. Советы Никитиной мамы оказались действенными, и в день моего шестнадцатилетия он предложил мне встречаться.

Советы... Дурацкие (или прописные?) истины со страниц женских журналов, но со скидкой на возраст: не звонить и не звать гулять первой; прилично выглядеть; перестать носиться по футбольному полю сломя голову... И самое главное — испытание разлукой: тётя Юля уговорила моих родителей, чтобы они отпустили меня с ней на дачу на всё лето, Никита остался в городе с папой.



Мой будущий муж попрощался с друганом в кроссовках и спортивных костюмах, а через три месяца с дачи вернулась благовоспитанная юная леди в платьице и туфельках, с аккуратной стрижкой и несколькими выкрашенными прядями. За последнее нам обеим знатно влетело от моей мамы.

Мы с Никитой съехались в восемнадцать лет. Учились и подрабатывали, мечтали о будущем, строили планы, придумывали имена нашим детям. Взрослые благосклонно взирали на нас, ненавязчиво помогая, в основном — продуктами.

Окончив институт, мы поженились. Мама и тётя Юля, обнявшись, рыдали на свадьбе: мы с мужем ещё даже ходить не умели, когда наши мамы, гуляя с колясками, представляли этот день.

Нормальное трудоустройство, рождение первенца, переезд в нашу крошечную квартиру... Как гром среди ясного неба — тётя Юля овдовела, и мы перебрались к ней. Она с головой ушла в работу и заботу о внуке.

Время лечит. Рождение дочки совпало с покупкой трёхкомнатной квартиры. Мы бы и дальше остались у тёти Юли, но она не позволила. Сказала, что так нельзя.

Когда дочке было три года, у нас с мужем настал очень нелёгкий период в отношениях. Кризис? Может быть. Мы тогда чуть не развелись, даже решили пожить отдельно. Он собрал вещи и уехал к своей маме. Которая, внимательно его выслушав, отправила своего сына обратно ко мне. Судя по тому, что он приехал с цветами и обещаниями перемен, мудрые тёти Юлины советы были не просто выслушаны. Те обещания муж держит до сих пор.

А потом не стало папы. Тётя Юля дневала и ночевала у моей мамы, поддерживая и не давая натворить глупостей. Так она там и осталась.



Мы с Никитой помогли его маме с переносом памятных вещей и нашли приличных квартирантов. Инициатива была не наша, всё делалось по просьбе.

Наши мамы живут вместе четыре года. Для внуков в их плотном расписании выделены одни выходные в месяце, с вечера пятницы до вечера воскресенья.

Нам с Никитой очень повезло: мама и тётя Юля стали лучшими подругами задолго до того, как породнились. И кто знает, как бы они себя вели, если бы мы с Никитой выбрали себе в спутники жизни других людей. Но сложилось так, как сложилось. И теперь наши мамы не одиноки. Но иногда становится очень страшно, что одна из них может уйти раньше.

Сейчас мы с мужем строим дом. И в нём всегда будет место для наших мам. А как иначе? Мы — одна семья.